starina_mike

Categories:

Новый Иерусалим: несостоявшийся русский Ватикан

 В прошлые выходные погода ненадолго порадовала москвичей солнечной и морозной погодой, хоть и без снега. Я решил воспользоваться этим и посетил самый известный, наверное, в России монастырь – Новый Иерусалим под Москвой, детище патриарха Никона.

Новоиерусалимский монастырь - детище патриарха Никона. Больше картинок в моем Инстаграме @starina_mike https://www.instagram.com/starina_mike/
Новоиерусалимский монастырь - детище патриарха Никона. Больше картинок в моем Инстаграме @starina_mike https://www.instagram.com/starina_mike/

В истории русской церкви сложно, наверное, припомнить личность более яркую, чем Никита Минин – патриарх Никон. Возвысившийся исключительно благодаря личному обаянию и талантам, мечтавший реформировать церковь так, чтобы показное благочестие сменилось истинной верой, он, сам того не желая, привел её к расколу на основе именно внешних атрибутов. Он был велик и телом, и душой – он, простолюдин, смог поставить на колени царя, он мужественно перенес свое свержение с вершины церковной иерархии.

Таким же величественным получилось и детище Никона – Новый Иерусалим.

Внутри Воскресенского собора. Больше картинок в моем Инстаграме @starina_mike https://www.instagram.com/starina_mike/
Внутри Воскресенского собора. Больше картинок в моем Инстаграме @starina_mike https://www.instagram.com/starina_mike/

Идея реформирования обрядов церкви и идея создания Палестины под Москвой лежали в русле одного политического течения: подтверждения статуса Москвы как третьего Рима. Эта идея захватила русские головушки еще со времен бабки Ивана Васильевича Грозного – Софьи (Зои) Палеолог, племянницы последнего императора Византии, принесшей на Русь не только римского и византийского орла, но и маниакальную римскую идею о господстве над миром. Едва оправившаяся от смутного времени Русь и царь Алексей Михайлович (даром, что Тишайший) на троне уже мечтали о троне в Константинополе – к этому их подталкивали и «восточные» патриархи, которым, по вполне понятным причинам, не нравилось находиться под турецким султаном.

Но до Константинополя было далеко, а вот отошедшие России по решению Переяславской Рады земли левобережной Украины, в которых богослужение совершалось по современному греческому обряду, делали вопрос унификации богослужения довольно острым. Потому в организованном Никоном «кружке благочестия» победили сторонники реформы церкви по образцу греческой.

Никон – личность яркая, харизматичная, прибыв в Москву простым священником, сумел «обаять» всю экономическую и политическую верхушку столицы, не исключая и набожного, но обладавшего мягким и не слишком решительным характером царя Алексея.

Патриарх Никон
Патриарх Никон

Влияние Никона на царя было столь велико, что когда тогда еще митрополит Никон отказался от патриаршества, царь бухнулся ему в ноги, чего даже с римскими папами, пожалуй, не случалось (во всяком случае в масштабах, применимых к Руси) и слезно просил воссесть на патриарший престол. Никон поставил царю условие – невмешательство в церковную жизнь, что давало ему власть, о которой епископы Рима могли только мечтать в лучшие свои времена.

Учитывая мягкотелость царя и харизматичность Никона, нетрудно догадаться, кто был истинным правителем государства.

Но когда еще на Руси был такой образованный и мудрый правитель? Патриарх Никон занимался греческим, изучал медицину, писал иконы, освоил мастерство изготовления изразцов... При нем создавались школы как начального, так и высшего уровня.

Будучи выходцем из простого народа он, хоть и украшал невероятным богатством свою церковь, хоть и строил богатейший монастырь, сам жил не в роскоши, и был всегда последовательным защитником интересов «бедноты».

Однако, он увлекся. Будь рядом с ним сильный правитель, вроде Петра Алексеевича, все могло бы быть иначе. А, видя незлобивость Алексея, Никон вообразил себя единоличным правителем, ведь «священство выше мира».

Получив власть, превосходившую во многом даже власть римских "викариев Христа", Никон мечтал и о собственном Ватикане, в пределах которого он был бы совершенно неуязвим. Таким Ватиканом должен был стать Новоиерусалимский монастырь, строительство которого впоследствии проходило отдельным пунктом в обвинениях против опального Патриарха.

Этого не могли стерпеть ни царь, ни бояре (которым слишком умный ми властолюбивый патриарх уже давно стоял поперек горла). И Никона сначала отправляют «достраивать монастырь», а потом и вовсе судят (привлекая к суду, в том числе, и тех самых «восточных патриархов») и отправляют в ссылку.

Из ссылки патриарха освободит болезненный старший брат Петра – царь Федор, но до своего детища, Нового Иерусалима, Никон уже не доберется – умрет в пути.

Никон – душа великая, могучая, принесшая на землю немало добра но и, наверное, не меньше и зла… О ком из великих можно сказать иначе? Живший за век до патриарха Лютер, реформировавший западную церковь, отвергая царившие в ней лицемерие и ложь, но развязавший своими идеями столетия кровопролитных войн – был он праведником или демоном? Царь Петр, поставивший Россию на дыбы, выведший её в мировые державы – и погубивший тысячи и сотни тысяч русских душ, сделавший Россию вотчиной немецких династий – герой или предатель? Ульянов-Ленин… По мне, так это просто люди очень сильно опережавшие свое время, не понятые современниками, вынужденные действовать так, как только и могли восприять их современники – порой жестоко, страшно.

Каков был Патриарх, таким предстает нам и его творение – новый Иерусалим. Вы не увидите здесь монашеского смирения. Скромный скит самого Патриарха оттеняется огромным и величественным Воскресенским собором, блистающим золотом и лазурью, покоряющим воображение. Однако за всей этой золотой тяжестью, великолепием, властью, если присмотреться, можно увидеть и другое – возносящую к звездам мечту о Небе.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic