starina_mike

Category:

Под Москвой: подземная река Неглинная.


Недавно у меня получилось побывать в подмосковье никуда не отлучаясь из центра столицы. Верите мне? Я недаром написал слово «подмосковье» с маленькой буквы. Понимать его следует букально: я побывал под Москвой. Всего несколько ступеней-скоб в кирпичном колодце – и Москва остается в нескольких метрах над головой.

Спускаемся под землю в самом центре столицы.
Спускаемся под землю в самом центре столицы.

Здесь под землей, под Москвой – целый мир, таинственный и не всем доступный. Здесь текут реки, обрушиваясь водопадами; расположены целые подземные города; да и обитатели в этом мире весьма странные и таинственные.

Ручьи, впадающие в Неглинную, кажутся вполне чистыми.
Ручьи, впадающие в Неглинную, кажутся вполне чистыми.

Я, конечно же, видел только маленькую часть этого огромного подМосковного мира. С диггером Никитой и несколькими такими же любопытными зеваками, как я, мы прошли по коллекторам подземной речки Неглинной.

Путь по коллекторам бывает непростым.
Путь по коллекторам бывает непростым.

Когда-то Неглинная свободно текла себе и была подмосковной речкой в совсем другом значении этого слова. Неглинная упоминается еще в 1401 году. О названии её спорят – то ли так назвали её из-за песчанного «не глиняного» русла, то ли по одному из названий для болотистой местности «неглинок». Мне представляется правдоподобной версия о балтском происхождении названия (да, чтоб вы знали – до прихода славян местность населяли балты – предки современных литовцев и латышей) - ne glime - «неглубокая». И в первоначальных источниках-то она «Неглимна».

Реконструкция Неглинной в 15 веке. Взято из Интернета.
Реконструкция Неглинной в 15 веке. Взято из Интернета.

Начинается река в районе Марьиной рощи, и в естественном своем течении имела длину около 7,5 километров. Воды реки использовались для заполнения рва вокруг Кремля. Сейчас река впадает в Москву реку в районе Кремля – старый коллектор с одной стороны, ближе к «зарядью», новый – с другой.

Хотя Неглинная считается одной из наиболее загрязненных рек – в коллекторах нет дурного запаха, не видно «полчищ» крыс или тараканов. Только запах сырости, остатки мусора брошенного строителями или сорванного мощным потоком воды во время ливней.

За пределами Белого города (на месте стен его теперь - бульварное кольцо) Москва попросту кончалась. Начинались пригороды, деревни. Текли тихие речки, образуя порою пруды, из которых текли дальше «самотеком» (отсюда Самотечная улица. Но город строился, и ненужный больше стоки убирали в трубы. Всего таких речек на территории нынешней столицы – больше 200. Одна из самых знаменитых – река Неглинная.

В 15 веке Неглинная уходила в трубу только дважды, проходя под «земляным городом» и под крепостной стеной Белого города – отсюда повелось название площади «трубная», сохранившееся по сей день . В то время река была довольно чистой, во всяком случае в верхнем своем течении. Здесь ловили рыбу, стирали белье. А полноводной она была настолько, что по ней возили и грузы. В своем течении река была несколько раз запружена, образуя шесть прудов.

Однако в более поздние времена русло реки использовали как «естественную канализацию» сливая туда отходы жизнедеятельности и производства.

В 1743 году комендант кремля писал: «В разсуждении всякаго от мяснаго ряду и харчевен нечистоты и помету происходит не только в летнее время, но и в зимнее, вредная мерзкая вонь, так что проезжающим в Троицкие ворота через мост, а паче мне и прочим живущим в Кремле, не меньше же и близь того пруда на Неглинной обывателем по той нечистоте может наносить вредительную болезнь»

Как итог – речку решили заключить под землю. Для начала – набили свай, замостили досками, засыпали землей.

Но Неглинная продолжала служить и канализацией, и городской клоакой: сюда выходили трубы многочисленных притонов, доходных домов, трактиров. Слышали про выражение «концы в воду»? Повелось оно еще со времен опричнины, когда неугодных царю людей просто топили в реке, а новым смыслом обросло среди московских «лихих людей» именно благодаря Неглинной: по её коллектору под землей можно было буквально «смыться» (еще одно крылатое выражение) из притона, по канализационной трубе до самой Москвы-реки (которая тогда, до строительства Московского гидроузла, была не такой полноводной) – и «концы в воду».

Такие сливы незаконно выводили в Неглинную владельцы доходных домов, гостиниц и притонов.
Такие сливы незаконно выводили в Неглинную владельцы доходных домов, гостиниц и притонов.


Естественно такой узкий коллектор, к тому же замусоренный, с потоком после ливней или во время таяния снегов не справлялся.

«на острие пера» проблему поднял великий русский репортер Гиляровский – «дядя Гиляй»

«Опять над нами четырехугольник ясного неба. Через несколько минут мы наткнулись на возвышение под ногами. Здесь была куча грязи особенно густой, и, видимо, под грязью было что-то навалено… Полезли через кучу, осветив ее лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило… Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном из таких заносов мне удалось рассмотреть до половины занесенный илом труп громадного дога. Особенно трудно было перебраться через последний занос перед выходом к Трубной площади, где ожидала нас лестница. Здесь грязь была особенно густа, и что-то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать.

А Федю все-таки прорвало:

— Верно говорю: по людям ходим.

Я промолчал. Смотрел вверх, где сквозь железную решетку сияло голубое небо. Еще пролет, и нас ждут уже открытая решетка и лестница, ведущая на волю.»

После репортажей «дяди Гиляя» дореволюционные московские власти решили привести речку в порядок – расчистили и достроили коллектор.

Так стал выглядеть коллектор после репортажей "дяди Гиляя"
Так стал выглядеть коллектор после репортажей "дяди Гиляя"

Именно в этот коллектор мы спускаемся в районе «уголка Дурова» (точное расположение колодца диггер просил не называть).

Вода Неглинной мутно-желтая, похожа больше на поток жидкой грязи, но никаких неприятных запахов в коллекторе нет. Идем вниз по течению и вот – «яйцеобразный» выход древней канализации. Здания уже давно нет – а труба все еще ведет к поверхности.

Доходим до разветвления. Здесь когда-то была камера снегоприемника -наверзу решетка, на которую уже в недавнее время сваливали собранный с городских улиц снег. Здесь проводники предлагают разделиться. Наиболее «смелые» через дырку прыгают примерно с двухметровой высоты, повиснув на руках, в новый коллектор. Остальные идут по старому, кирпичному, через небольшое время он сольется с новым.

Новый коллектор был построен в 1974 году из-за продолжавшихся наводнений. Большие наводнения случались в 1960, 65, 73 годах.

Этот коллектор идет до Театральной площади – но нам туда нельзя, ФСО не дремлет.

Стены коллектора кое-где украшены граффити. Диггеры самодеятельных художников не любят. Наш проводник в самых жутких выражениях описал, что ждет пойманного любителя наскальной живописи.

Возвращаемся по новому коллектору, и, сделав круг оказываемся снова у нашего колодца. На все-про все, включая замечательные истории диггера Никиты – два с половиной часа.

Таинственная атмосфера московского подземелья останется в памяти надолго, и, как ни странно, вызывает желание залезть куда-нибудь еще)))

И – да, Метро-2 все-таки существует. Если верить нашему проводнику, конечно. А оснований ему не доверять у меня нет: назад-то живым выбрался))).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic